Тайны «Велесовой книги» - Форум
001-4
Понедельник, 14.10.2019, 08:27 001-2

001-1

Главная    Форум     Выход

    Вы вошли как Гость · Группа "Гости" · RSS


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » О вере » Славяне, язычество » Тайны «Велесовой книги»
Тайны «Велесовой книги»
Boris55Дата: Понедельник, 24.09.2012, 10:01 | Сообщение # 1
Генерал-лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 554
Статус: Offline
Тайны «Велесовой книги»

Многим из нас знакома древнегреческая пастушечья лирика, возраст которой измеряется тремя и более тысячелетиями. Её с удовольствием переводили на русский язык наши классики и пела советская эстрада. И никто из них даже заподозрить тогда не мог, что у наших далёких предков существовала своя, не менее древняя «пастушечья литература». Но это были уже не весёлые пасторали о прекрасной юной пастушке, а серьёзные философские притчи о тысячелетних скитаниях славян в обретении своего Отечества, прообразы средневековых русских исторических песен и былин, которые мы все хорошо знаем.

Я имею в виду «Велесову книгу» («Влесову книгу», Влескнигу или сокращенно ВК. Велес — в славянской мифологии «скотий бог», покровитель домашних животных и скота), о существовании которой Россия узнала в 70-х годах прошлого (XX) века из научно-популярной литературы. Узнала и ахнула. Ведь эта книга, выцарапанная на деревянных дощечках, увеличивала возраст русской истории и культуры, по крайней мере, на полтора-два тысячелетия.

Если современная академическая история считает началом русской истории и государственности IX век н.э., то именно этим веком можно датировать последние по времени записи в «Велесовой книге». Самые ранние же её тексты (хотя сквозной хронологии ВК не имеет) уносят нас к временам жизни славян в краю Иньском (Китае), в Семиречье и Пятиречье (Пенджабе), их пребывании в Вавилоне, Сирии и Египте.

Естественно, нашлись люди, объявившие «Велесову книгу» подделкой. Дескать, не может быть у русских такой древней истории. Но любой, прочитавший книгу, хоть немного знакомый с литературным трудом, скажет вам, что подделать её невозможно. Для этого хотя бы нужен гений, равный пушкинскому и человек сверхэнциклопедических знаний в мировой истории, культуре, лингвистике.
Возможно, точкой в этом споре могут стать обнародованные в № 1 журнала «Мир истории» академиком В. Яниным данные о сенсационных прошлогодних археологических находках в Великом Новгороде. Там учёные обнаружили несколько «цер» (пора бы уже придумать русское название) — деревянных дощечек, на которых наши пращуры учились грамоте в начале XI века. И, хотя уважаемый академик тут же напоминает, что писать на дереве начали не на Руси, а в Древнем Риме, факт говорит о многом.
Уж если новгородцы учились кириллице на этих дощечках, уместно предположить, что они писали на них до этого и на своём родном древнем русском алфавите, в существовании которого сегодня мало кто уже сомневается. Вопреки официально принятым с восшествием на русский престол династии Романовых исторической и политической точкам зрения. И одним из возможных свидетельств этому стала «Велесова книга», найденная по странному стечению обстоятельств в 1919 году с весьма трагическим уходом этой династии с исторической сцены России.

Мы беседуем сегодня о «Велесовой книге» с автором её последнего и одного из самых удачных, на наш взгляд, переводов Николаем Слатиным. Он рассказывает об одной из тайн истории Древней Руси — письменности восточных славян, одним из памятников духовной культуры которых, по мнению ряда авторитетных исследователей, «Велесова книга» и является.

Профессор В.Н. Дёмин, доктор философских наук (Москва), пишет в одной из своих последних книг : «Следующим шагом вперёд в углублённом изучении «Велесовой книги» следует считать её добротный перевод, опубликованный в 2000 году исследователем из Омска Н.В. Слатиным . В комментариях к своему переводу автор высказал много ценных соображений о происхождении самой книги и её языке. По мнению талантливого исследователя, тексты Влескниги (как он предпочитает её называть) настолько оригинальны, что подделать их практически невозможно (и, тем более — не по плечу одному человеку). По жанру же своему она представляет собой сборник текстов, написанных в самое разное время и разными людьми, возможно, отстоявшими друг от друга на тысячи километров, на сотни и тысячи лет.

Влескнига составлялась не для избранных, а для народа и проникнута идеей наставительности и воспитания на основе примеров, взятых из седой старины. По существу перед нами древний учебник, собрание примеров на разные случаи жизни. Именно в этом кроется главная причина, почему тексты Влескниги фрагментарны и слабо связаны между собой сюжетно. Зато они взаимосвязаны большим — содержащимся в них духом патриотизма, любви к Родине и предкам. Сакральный дух этот жив и сейчас, и он почти физически ощущается при вдумчивом прочтении древних дощечек».

— Николай Владимирович, давайте напомним читателям, что представляет из себя «Влесова книга», как вы её называете, историю её появления на свет Божий.

— Суть такова. В 1919 году, во время граж-данской войны, офицер Белой армии полковник Али (Фёдор Артурович) Изенбек на полу разгромленной библиотеки одного из опустошённых имений близ Харькова (по другим данным — Орла) увидел валявшиеся в беспорядке дощечки, исписанные непонятными ему, но как будто древнеславянскими буквами. Ранее полковник побывал в археологических экспедициях в Средней Азии. Поэтому приказал вестовому собрать их и взять с собой. Ему удалось вывезти дощечки при эвакуации из Крыма и сохранить.

Позднее, в 1924 году, в Брюсселе Изенбек разрешил изучать дощечки, не вынося из дома, писателю Юрию Петровичу Миролюбову. Писатель говорит о своих впечатлениях так:
«Я взял дощечки и поразился! Они были, несомненно, на славянском языке, на каком-то архаичном, что даже слов нельзя было разобрать. Сразу было видно, что это многосотлетняя давность».
По рассказам Юрия Петровича, сделанным им в разное время, все дощечки были приблизительно одного размера — 38?22 см, толщиной в полсантиметра и имели отверстие для крепления ремнём.
Текст был процарапан, а затем покрыт лаком или маслом. Для каждой строки была проведена линия, под которой шёл текст.
В 1993 году столяру А. Бикмуллину удалось восстановить древнюю технику славянского письма на дереве. Проведённые им исследования показали, что тексты дощечек процарапывались острым пишущим орудием, которое по-гречески называется «стило», а по-русски «писало».

После написания дощечки подвергались го-рячему вощению. Это необходимо, чтобы подчеркнуть оптические свойства древесины и сделать буквы более заметными; если же дощечки буковые, то процарапанные знаки приобретали красный цвет.
Но, по мнению Бикмуллина, дощечки всё же были берёзовыми, т.к. бук — дерево довольно хрупкое. Также горячее вощение многократно увеличивает долголетие дерева и текста.

Около пятнадцати лет Миролюбов кропотливо работал, копируя на бумагу — буква по букве — древние тексты, проверяя и перепроверяя то, что удалось скопировать.

Затем, как он вспоминал уже в 1957 году, по мере расшифровки пересылал скопированные тексты в Русский музей в Сан-Франциско, где А. Куренков подбирал их по смыслу и нумеровал.

Многие удивляются, почему нельзя было просто сфотографировать дощечки? Может, кому-то и можно было; у Миролюбова же скорее всего просто не было на это средств.

Ведь, чтобы получить качественные снимки, на которых можно было бы разобрать текст не хуже, чем на самих дощечках, потребовалась бы хорошо оснащённая специальной аппаратурой фотолаборатория.

Но главное, результаты его подвижнического труда налицо: тексты Влескниги сохранены для потомков.
— А что стало с дощечками?
— В 1941 году, во время оккупации Бельгии гитлеровской Германией, Изенбек умер. Лишь через несколько недель после его смерти было установлено, что всё имущество Изенбек завещал Миролюбову.

Прибыв на квартиру Изенбека, Миролюбов с ужасом обнаружил, что дощечки исчезли.

Он полагал, что дощечки были изъяты гестапо. Конечно, гестапо не занималось подобными делами, но тогда мало кто знал о существовании нацистской организации Ahnenerbe («Наследие Предков»), занимавшейся этнографическими, историческими, оккультными исследованиями.

После Победы Влескнига, по некоторым не подтверждённым, но и никем не опровергнутым сведениям, была увезена вместе с другими военными трофеями в СССР и, если это так, то до сих пор может находиться где-то в хранилищах.
— Я слышал и другие гипотезы. Но не это главное. Главное, что сохранён уникальный древнерусский изборник. О чём он?
— В результате четырёхлетнего изучения Влескниги, мне стало ясно, что этот сборник со-ставлен из текстов, написанных в самое разное время и разными людьми, возможно, отстоявшими друг от друга на тысячи и десятки тысяч километров и сотни и тысячи лет.
Это — не сборник гимнов и жертвенных, и заклинательных формул, как Веды или Авеста; это — не жития каких-либо святых или героев; это — не хроника или летопись.

В этом сборнике есть почти всё это, но по-немногу. Это не княжеская книга (как «Слово о полку Игореве»), а книга для народа.
Сборник этот составлялся не с хронологической целью (это, как я уже сказал, не летопись); он проникнут идеей наставительности, воспитания, всякий раз на основе примеров из древности.

И это-то и является одной из причин, почему тексты Влескниги местами фрагментарны и как бы даже мало связаны между собой сюжетно (даже в пределах одной дощечки), но все они связаны содержанием в них Духа, который, несмотря на прошедшие тысячелетия, жив и сейчас, и его можно почувствовать, если вчитаться в эти тексты непредвзято. И Дух этот — патриотизм, любовь к Руси.

Возьмём, к примеру, дощечку 16 (хотя бы потому, что именно ее фотография имеется сегодня в наличии у исследователей).
Читаем: «Влескнигу сию посвятим Богу на-шему. Ведь он — Прибежище и Сила. Во времена оны был муж, и был он благ и праведен и звался Отцом Тиверцев, и жену и двух дочерей имел. Был у них скот — коровы и много овец.

С ними он был в степях и, однажды, не имея мужей для дочерей своих, о том просил Богов, чтобы род его не пресёкся. И Даждьбог услышал мольбу ту и по мольбе даёт ему про-симое, потому, как тому уж был срок.

Се, между нами грядет Он и надлежит нам повергнуться ниц: се, чтим мы Ясного. Тут Бог Влес отрока несёт.
Вот, к Нему мы грядём и надлежит нам по-пасть к Богам нашим, а тому и возглашаем мы хвалу: «Будь благословен, Вождь и ныне, и присно, и от века, и до века». Провозглашено сие кудесниками и прочь они пошли, чтобы назад вернуться».
— Мне же, Николай Владимирович, больше всего нравятся фрагменты, связанные с Египтом, Семиречьем, Китаем... поскольку они позволяют восстановить «разорванную цепь времён» истории славянства и Руси, начиная, что называется, с Потопа. Впрочем, надеюсь написать об этом отдельно. А что волновало вас, какие цели вы ставили, берясь за перевод Влескниги?
— Взяться за этот труд оказалось необходимым ещё и потому, что и поныне древняя русская история продолжает представляться извращённо.

Откройте школьные учебники и пособия, откройте пособия для высшей школы, энциклопедические, популярные издания, исторические романы: до сих пор преподаётся, что Рюрик и его братья были скандинавами и даже норманнами, что культура и государственность Руси начались едва ли не с её христианизацией или с привнесения их теми же «скандинавами».
Нисколько не умаляя значения для Руси учения Христа, либо усилий по объединению Руси, проделанных Рюриком, необходимо восстановить неискажённую древнюю русскую историю и культуру.

А для этого необходимо собирать и прорабатывать все достоверные материалы, так или иначе касающиеся данной тематики, — будь то источники древнерусские или других стран, времён и наречий, подвергая их непредубеждённым всесторонним ис-следованиям.

Кстати, Западная Европа располагает богатыми памятниками (летописи и др.) по древним западным славянам и русам, которые содержат подчас весьма неожиданное освещение нашего прошлого. Кто бы только это всё нашёл, собрал и исследовал...
Лишь необходимо исследование беспристрастное, без лишней оглядки на общепринятые теории. И бескорыстное, я бы сказал, поскольку корысти в том, чтобы дать русскому народу его неподдельную историю, маловато будет.

Суть моей работы над Влескнигой такова: она, во-первых, — не фальсификат; во-вторых, «норманнская теория» не имеет под собой реальной фактологической почвы; в-третьих, религия русов — не такой убогий политеизм, расплывчатую картину которого нам до сих пор рисовали, а восходит к общей ведийской религии наших арийских (индоевропейских) предков.

В-четвёртых, история русов в изложении ВК может увести в необозримую, с нашей точки зрения, древность и показать реальные родственные отношения с ведийскими арийцами как наиболее древними из известных индоевропейцев, имеющих обширное письменное наследие.

И, наконец, культура Руси гораздо древнее и глубже, чем представлялось до сих пор и не привнесена «более развитыми» германцами или любыми другими «культуртрегерами» либо заимствована у таковых.
В частности, русская письменность совер-шенно самостоятельна в этом отношении и, вероятнее всего, имеет общие корни с ведийской санскритской письменностью.
— Давайте поговорим о языке «Велесовой книги» и славянской письменности.
— В том, что «Велесова книга» («ВК») написана на славянском языке, сомнений быть не может: лексика «ВК», безусловно, славянская.

Вместе с тем можно с уверенностью сказать, что в текстах «Влескниги» прослеживается употребление не менее трёх вариантов языка (или диалектов).

Условно их можно пока назвать: венедский (ляшско-чешский), характеризующийся наличием «рж»/«ж» на месте современного русского мягкого «р» и отчётливым употреблением носовых гласных, а также некоторой лексикой, сохранившейся в словарном запасе нынешних, так называемых, западнославянских языков.

Древний русский с нерегулярным употреблением носовых гласных и переходом их в соответствующие звуки русского языка позднейшего периода и сохранением мягкого «р».

А также, ещё более древний вариант языка — до, если так можно выразиться, венедско-русского разделения (этот вариант можно назвать пока славянским).

Вероятно, позднее окажется возможным выделить и ещё более древний вариант, на что указывает употребление лексики, общей с санскритом.

Азбука «Велесовой книги» (влесовица) на первый взгляд отличается от нынешней. Но это отличие лишь по форме.
Если оставить в стороне то, что буквы процарапывались на деревянных дощечках, поэтому зачастую они выходили угловатыми и неровными, а также то, что буквы писались под строкой и без разбивки на предложения и даже слова, то видно, что буквы-то и сейчас те же, как видно на фото.

Из 35 букв влесовицы, содержащей 28 про-стых букв и 7 диграфов, из 28 простых с современными (из 33) практически полностью схожи 26 букв. В то время, как с греческим алфавитом (состоящим из 25 букв) схожи только 16 букв!
Таким образом, мы видим, что из греческого алфавита, как ни старайся, русскую азбуку не вывести.
Кроме того, все русские буквы имеют свои имена, которые каждое что-то значит, а названия греческих букв смысла ни по-русски, ни по-гречески не имеют.

На какие размышления это наводит? Да на такие, что русская азбука древнее греческой.
Ведь не зря во «Влескниге» упоминается о некоем греке Иларе: «Вспомни-ка ведь того Илара, который хотел учить детей наших, а пришлось ему прятаться в домах тех, как будто мы того не знали; учился он нашим письменам и как нашим Богам устраивать требы».
— Выводов можно сделать много, но, по крайней мере, очевидно, что во время появления святого Кирилла в Корсуни, русские уже давно имели свою азбуку.
— Скорее всего ни Кирилл, ни Мефодий, ни их ученики не изобретали ничего. И дополнять «греческую азбуку недостающими для записи славянских звуков буквами» им тоже не пришлось.

Более вероятно, что Кирилл воспользовался уже имеющейся азбукой, которую почерпнул из виденной в Корсуни книги.
Возможно, в Солуни и пользовались грече-скими буквами для записи славянской речи, но в его «Житии» ясно говорится о книге, которую он выучился читать и которая была написана рус-скими письменами.

Таким образом, для готовившегося им перевода богослужебных книг он лишь дополнил русскую азбуку пятью греческими буквами, необходимыми только для передачи терминов и имён греческого происхождения; возможно, он добавил и «юсы» — буквы для носовых гласных.

Возможно также, он как-то нормализовал правописание (если можно употребить такой тер-мин к тем временам).
Раз азбука существовала до него — и были грамотные люди, знавшие, как писать и читать по-славянски (по-русски), правомерно ли Кон-стантина-Кирилла называть «первоучителем»?

Для моравов (а перевод богослужебных христианских книг делался на славянский именно для моравских славян, живших примерно на территории нынешней Чехии), возможно, он учителем и был в религиозном смысле, но для тех славян, к которым не была направлена его миссия, вряд ли.

По мнению многих исследователей, глаголица древнее кириллицы. С. Лесной (Парамонов) сообщает, что в XIX столетии существовала Псалтырь, относящаяся к 1222 г. и переписанная глаголическими буквами из старой славянской (также глаголической) Псалтыри, относящейся примерно к первой половине VII века.

Таким образом, глаголица существовала са-мое малое за 200 лет до Кирилла.

Также существует, так называемый, Клотцевский кодекс, на котором по-немецки и по-латински сделаны приписки, где сообщается, что эта книга была написана св. Иеронимом собственной рукой на хорватском языке .

Он был безусловно славянином, т.к. называет далматинцев и иллирийцев в своих письмах своим родным народом, а также сообщает, что перевёл Библию своим землякам.
Таким образом, ещё в IV в. св. Иероним пользова
лся глаголицей и его даже считали автором этого алфавита.
В 1766 г. граф Клемент Грубисич утверждал, что глаголица была составлена задолго до Рождества Христова неким Фенисием из Франгии, взявшим за основу гетские руны .

Рафаил Ленакович за 125 лет до Грубисича писал приблизительно о том же.
Ещё ранее, в 1613 г., Claude Duret в своей книге привёл два глаголических алфавита, припи-сываемых им св. Иерониму. В 1538 г. Вильгельм Постелл утверждал то же самое.

Существует, так называемое, Реймское Евангелие, находившееся в 1544 г. в соборе в Реймсе. На нём присягали французские короли при вступлении на престол. Из этого видно, как это Евангелие почиталось.

Оно состоит из двух частей, из которых первая написана кириллицей (IХ-Х века); вторая — глаголицей. На глаголическом тексте есть надпись по-французски:

«Лета Господня 1395. Это Евангелие и послание написаны славянским языком. Они должны петься в продолжении года... Что же касается другой части этой книги, то она соответствует русскому обряду. Она написана собственной рукой св. Прокопа, игумена, и этот русский текст был подарен покойным Карлом IV, императором Римской империи, для увековечения Св. Иеронима и Св. Прокопа. Боже, дай им вечный покой. Аминь».

Св. Прокоп, аббат монастыря в Сазаве, умер в 1053 году. По преданию, первым королём, присягнувшим на этом Евангелии, был Филипп I, сын Генриха и Анны, дочери Ярослава Мудрого, которые сочетались браком в 1048 г.

Евангелие было привезено во Францию Ан-ной и сын её Филипп присягнул на нём из почтения к матери.

Что касается древности кириллицы, то существует упоминание Цезарем, что кельты во Франции пользовались греческими буквами (это-то, при наличии Рима под боком!) и это было ещё до нашей эры. Скорее всего, буквы лишь походили на греческие.
В XVIII столетии черногорские князья Черноевичи владели дипломом, выданным римским папой и датированным 843 годом, который был написан кириллицей, то есть, за 20 лет до «изобретения» последней Кириллом.

Другим примером может служить Образ Христа на полотенце, так называемый, образ Вероники, хранящийся среди прочих реликвий в Ватикане. Общепризнанно, что он относится к первым векам христианства.

На нём, кроме букв IС (Иисус) ХС (Христос), имеется ясная надпись: «Образъ Гспднъ на убрусе».

«Убрусом» ещё до сих пор называется в некоторых местностях полотенце для лица.

Далее имеется икона апостолов Петра и Павла, по характеру письма относящаяся к первым векам н.э.; до VI в. она находилась в одном из алтарей церкви св. Петра, но потом была перенесена в отдел реликвий.

В центральной части иконы вверху — Образ Спасителя с надписью кириллицей: «IС ХС»; слева — образ Св. Петра с надписью: «СТЫ ПЕТРI». Справа — образ Св. Павла с надписью: «СТЫ ПАВЬЛЪ».

Таким образом, славяне издревле пользова-лись двумя оригинальными алфавитами.

Как бы некоторые учёные ни старались убедить в близости графики хотя бы некоторых знаков этих алфавитов, здравый смысл убеждает, что любое непредвзятое сравнение никак не может убедить в какой-либо их близости, графически это совершенно различные системы.

И обе они имели хождение среди славянских народов за десятилетия и за века до Кирилла.

Так кто же изобрёл те буквы, которыми мы теперь пишем?

Наверное, бог Влес, раз она называется ещё и «влесовицей», ведь он покровительствует мудрости, знаниям.
Собственно, хотя кириллица — название, по-видимому и неверное, от него вряд ли вдруг откажутся. Да и имя «Кирилл» происходит от греческого «кириос» — «господин», «господь»...
Но кто же тогда первоучитель русов? Влес.
* * *
На широких стогнах, в ночных кострах
Жгли языческое «чернокнижие».
Всё, что русский люд испокон веков
На бересте чертил глаголицей,
Полетело чохом в гортань костров,
Осенённой царьградской историцей.
И сгорали в книгах берестяных
Дива дивные, тайны тайные,
Заповеданный голубиный стих,
Травы мудрые, звёзды дальние.

Игорь Кобзев
Беседу вёл Игорь Ядыкин,
газета «Красная звезда», 27, 31 июля 2001 г.
Откуда пришли норманы?
(Продолжение интервью с Николаем Слатиным)
История Древней Руси ещё таит немало загадок. Об одной из них — происхождении князя Рюрика, наш корреспондент беседует с учёным из Омска Николаем Слатиным.

— Николай Владимирович, давайте сначала напомним читателям, что из себя представляет «норманская теория» происхождения России, как государства? Почему «норманская»?
— «Норманской» она называется потому, что принято считать, что князь Рюрик был не только варягом, но и норманом, т.е. скандинавом, викингом и, что русская государственность началась с норманского конунга, который её и принёс на Русь. Даже имя «Русы» пытаются производить от иноязычных слов.

Но Рюрик, как я считаю, не был ни герман-цем, ни норманом, ни скандинавом. И русской государственности, как и русской культуре и русскому праву, нечего было заимствовать у, как это представляют, просвещённой Европы.

Эту гипотезу широко рассматривает в своей книге «Русь, откуда ты?» Сергей Лесной (Парамонов) и вскрывает её полную несостоя-тельность.
— На каких же фактах основывались «норманисты»?
— В частности, норманисты пытались доказать, что была-де некая «немецкая Русь». Но во всей западноевропейской литературе нет упоминания о «немецкой (германской) Руси» ни до Рюрика, ни после.
Если даже, предположим, что какие-то хро-ники и оказались потерянными, то за все смутные времена на Руси — а их было немало — ни разу никакой представитель предполагаемой «германской Руси» не предъявлял своих прав на власть в Руси.
Единственный западный источник, сохра-нивший память о древних сношениях с Русью, — скандинавские саги, но и в них (хотя варяги и ви-кинги где только не побывали) нет ни малейшего упоминания о какой-либо «германской Руси».

Более того, в них нет ни слова о руководящей роли варягов на Руси. Везде они представлены, как простые наёмники, живущие на жалованье нанявших их. В сагах, где нередки элементы настоящей сказочности, можно было бы ожидать некоторого самовозвеличения варягов. Но и этого в них нет.

Арабские и персидские писатели, побывав-шие в Хазарии и на Руси, не упоминают ни о мнимых варяжских князьях, управлявших-де Русью, ни о предполагаемых скандинавских торговцах на «пути из Варяг в Греки», — наоборот, один из них, Хордадбег (в 40-х годах IX в., т.е. до Рюрика) пишет: «Что же касается купцов Руси, а они принадлежат к Славянам...»
Вся внутренняя торговля в Восточной Европе осуществлялась самими восточнославянскими племенами. И лишь на границах Руси они могли торговать с иностран-ными купцами.

Арабы знали только Русов (Киевской Руси) и Славян (граждан Великого Новгорода — Новгородской республики, которые называли себя «Словене»). Государство Словен арабы называли «Славония».

Таким образом они знали представителей двух славянских государств, поэтому наблюдается небольшая путаница: то у одних арабских писателей Русы включают в своё число Словен, то у других наоборот.

Это объясняется тем, что этнически это был один народ (хотя и из многих племён), но политически — два.

То, что арабские путешественники рассказывают о Русах, совершенно отличается от обычаев германских племён. Кроме того, не существовало такого товара, который мог бы окупиться на многотысячевёрстном пути «из Варяг в Греки».

И Византия познакомилась с настоящими варягами-германцами лишь позже, через посредство Руси, через которую они ехали наниматься на службу.
— «Варягами-германцами»? А что, ещё ка-кие-то были?
— Как раз именно варяги-Русь.
— А что говорится об этом в западноевропейских источниках?
— Именно там есть сведения о существова-нии на Западе славянского племени Русь. Там эта Русь существовала до 1168 года, когда она была окончательно покорена германцами, исчезла и была забыта историей.
— А откуда пошло само имя — «русские»?
— Следует прежде всего отметить, что в слове «Рус/Русы, Русич/Русичи», употребляемом, как имя древних Русских, никогда не было (и не могло ни произноситься, ни писаться) два «с», как это как бы традиционно зачастую пишут. И по какой причине?
Слово «рус» являлось прежде всего прилагательным, означая «русый», «светлый», что имеет санскритскую параллель в корне ruks-/ ruc-/ ruз-; последняя форма произносится, как «рущь» или «русь», а значит точно так же «светлый», «ясный», «белый».
Так что «Русы» — «светлые» как по-русски, так и по-древнерусски, так и по-санскритски! И «с» тут одно.

В слове же «русский» — корень рус- и суф-фикс -ск-, что даёт два «с». Само слово «русский» является прилагательным, со смыслом «относящийся к Русам».

Собирательно, по названию народа, и страна называется Русью. Название же «Россия» — греческое и появляется в русских документах лишь с XV в.; а в Петровскую эпоху и Русов, русских людей, также на западный манер, стали именовать «россами».
Это не по-русски. Наше же название — Русы, Русичи, Русские, Русь. И когда кто спрашивал: откуду eстe — отвечали: од Русe).
— А что можно сказать о варягах и главном из них — Рюрике?

— До призвания Рюрика в Новгород там в течение 9 поколений (т.е. на протяжении почти 300 лет) существовала династия князей. Разумеется, и до этой династии кто-то княжил.

Прадед Рюрика, новгородский князь Буривой, безуспешно воевал с находниками-варягами и вынужден был отойти в свои окраинные владения.
Новгородцы варягов, обложивших тех данью, терпели недолго и, попросив у Буривоя его сына Гостомысла (видимо, когда тот возмужал) — деда Рюрика, подняли восстание и варягов прогнали.

У Гостомысла было четверо сыновей и три дочери. Все сыновья погибли, не оставив мужского наследника. Сын старшей дочери Гостомысла был мужам новгородским неугоден (видимо, она была выдана за князя-иностранца, что и в то время зачастую случалось).

Тогда, после долгих обсуждений и споров, решили послать «к варягам, к Руси». Послы отправились на крайний запад Балтийского по-морья.

Всё Балтийское поморье (как и большая часть Западной Европы) тогда было населено славянскими племенами, но жили там и германские племена, и из тех, и из других и формировались варяги — наёмные воины, а также разбойники.
То есть, слово «варяг» не есть название какого-то народа, а название профессии — от «вара» — «охрана», «стража». Кстати, В.И. Даль в своём знаменитом словаре упоминает глагол «варять» — «охранять».

Рюрик был сыном другой дочери Гостомысла — Умилы, которая была выдана за бодричского князя Годослава (Годлава).
Западнославянское племя бодричей в Европе называли ещё ободритами (или «ободричами», — имя, происходящее от словосочетания «об Одре», те. «живущие по Одре»).

По-славянски «Рюрик» («Рорик», «Ререк», «Ререг», «Рарог») означает «сокол». В чешском языке до сих пор сохранилось это слово. В скандинавском произношении это имя звучит «Рюрик», а также «Рёрих» (Roerich).

В «Житии Оттона Бамбергского» (христианизировавшего поморских славян) говорится, что во времена Оттона (начало XII в.) племя Ругов германцы называли также Рутенами, т.е. Русинами, а страну их Рутенией, т.е. Русинией — Русью.

Вот в эту-то Западную Русь (у варягов) и отправились послы от Града Нова — из Новгорода..

К началу XVI (!) века относится документ об экзамене, которому был подвергнут Франциск Скорина, по-нынешнему белорус. В этом документе, написанном по-латински, он назван Ruthenus — Рутен, т.е. Русин. В своих писаниях он называл соотечественников «братья Русь».

В Мекленбурге, в тех местах, откуда Рюрик родом, среди онемеченного и христианизированного чуть не тысячу лет назад населения в середине XIX в. ещё бытовала и была записана Ксаверием Мармье легенда о призвании на Русь трёх сыновей князя Бодричей («Ободричей» или «Ободритов») Годлава (Го-дослава).

Таким образом, о призвании варягов помнили не только на востоке, но и на западе — нынешние «немцы» — и теперь определённо ясно, что Рюрик не был невесть какого роду-племени приблудным варягом, а по отцу и по матери славянского, княжеского рода (в мекленбургской легенде называется и его дед по отцу — князь Витислав), законный наследник умершего к тому времени его родного деда по матери, новгородского князя Гостомысла.

Князь в ту пору зачастую был ещё выборным — его выбирали или приглашали.

В задачи князя входили безопасность и обо-рона вверяемого ему племени; в мирное же время он выполнял и обязанности судьи, для чего он должен был знать обычаи народа, где княжил.

Таким образом понятно, что чужеродного пригласить на княжение просто не могли.
— И всё же, варяги свою роль в истории России сыграли. Взять хотя бы название знаменитого крейсера...
— Роль варягов была в истории Руси совсем другая, нежели продолжают представлять.
Их приглашали как для охраны купеческих караванов, так и как военную силу — и не только на Русь; поскольку это была их работа, по окончании оговоренного срока они возвращались туда, откуда пришли.

Беседу вёл Игорь Ядыкин,
Редактор отдела спецпроектов газеты «Красная звезда».
«Красная звезда», 5 янв. 2002 г.
 
Форум » О вере » Славяне, язычество » Тайны «Велесовой книги»
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Бесплатный хостинг uCoz