001-4
Среда, 17.10.2018, 18:45 001-2

001-1

Главная    Форум     Выход

    Вы вошли как Гость · Группа "Гости" · RSS


   Категории раздела


   Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2012 » Октябрь » 13 » Министерство обороны России разоблачает очередной миф об «ужасах» сталинского режима
08:31
Министерство обороны России разоблачает очередной миф об «ужасах» сталинского режима
Просто картинка

«Вы лучше лес рубите на гробы - В прорыв идут штрафные батальоны!», - советовал немцам Владимир Высоцкий в своей песне о штрафбатах Красной армии времен Великой Отечественной. Будучи долгое время почти под полным табу, после крушения СССР тема «штрафников» стала одним из главных козырей антисоветской пропаганды. Договаривались до того, что война была выиграна, дескать, только благодаря штрафбатам. При этом, конечно, никто из очернителей нашей истории не упоминал, что общая численность штрафных частей составляла всего 1,24% от численности Красной армии, так что ни о какой «решающей» их роли в победе над врагом говорить не приходится. Хотя героизма, проявленного штрафбатами, никогда не отрицало командование Красной армии, награждавшее «штрафников» орденами и тем самым их реабилитировавшее.

Ну а уж о заградительных отрядах тиражировались и вовсе гнусные небылицы. «Эта рота наступала по болоту, - растягивали в 1960-х на кухнях под гитару некоторые «барды». - А потом ей приказали, и она пошла назад. Эту роту расстрелял из пулеметов, - стенали исполнители, - Свой же заградительный отряд». Разумеется, никаких фактов в подкрепление версии о массовых расстрелах красноармейцев, бросивших свои позиции, тоже не приводилось. Да и почти все фронтовики, которых после войны просили рассказать о таких случаях, подтверждая существование заградотрядов, категорически отрицали факты массовых расстрелов отступавших частей. Да казни отдельных предателей и паникеров имели место – война есть война. Но никаких массовых расстрелов не было, это – вранье.

Однако по периодической печати и литературе продолжают мифы и легенды о штрафбатах и заградотрядах, пишет в большой статье, опубликованной на официальном сайте Минобороны, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ Владимир Дайнес. Что только не приписывают этим частям и то, что «штрафные подразделения превращались в своеобразную военную тюрьму», и что для них в Советской Армии была «придумана разведка боем», и что своими телами штрафники разминировали минные поля, и что штрафбаты «бросали в атаки на самые неприступные участки обороны немцев», и что штрафники были «пушечным мясом», что их «жизнями добивались победы в самый тяжелый период Великой Отечественной войны», и что штрафбаты вовсе не обязательно было снабжать боеприпасами и провиантом, и, конечно, что за штрафбатами непременно стояли заградотряды Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) с пулеметами.

Разоблачая эти мифы, автор на документальной основе раскрывает процесс создания и боевого применения штрафных батальонов и рот и заградительных отрядов. Оказывается, они впервые были созданы в Красной Армии еще в годы Гражданской войны. И уже этот опыт был использован в годы Великой Отечественной.

«Ни шагу назад!»

Начало формированию штрафных батальонов и рот и заградительных отрядов положил приказ №227 наркома обороны (НКО) СССР И.В. Сталина от 28 июля 1942 года, пишет автор публикации. Чем же было вызвано появление на свет этого документа, окрещенного приказом «Ни шагу назад!»?

В ходе успешного контрнаступления Красной Армии под Москвой и развернувшегося затем ее общего наступления противник был отброшен на запад на 150−400 км, ликвидирована угроза Москве и Северному Кавказу, облегчено положение Ленинграда, освобождены полностью или частично территории 10 областей Советского Союза. Вермахт, потерпев крупное поражение, был вынужден на всем советско-германском фронте перейти к стратегической обороне. Однако многие операции Красной Армии остались незавершенными из-за переоценки Ставкой Верховного Главнокомандования (ВГК) возможностей своих войск и недооценки сил противника, распыления резервов, неумения создать решающее превосходство на важнейших участках фронта. Этим воспользовался противник, который в летне-осенней кампании 1942 года снова захватил инициативу в свои руки.

Просчеты, допущенные Ставкой ВГК и командованием ряда фронтов в оценке обстановки, привели к новым поражениям советских войск в Крыму, под Харьковом, юго-восточнее Ленинграда и позволили противнику развернуть крупное наступление на южном участке советско-германского фронта. Враг продвинулся на глубину 500—650 км, прорвался к Волге и Главному Кавказскому хребту, перерезал коммуникации, связывающие центральные районы с югом страны.

В ходе летне-осенней кампании 1942 года потери Советских Вооруженных Сил составили: безвозвратные − 2064,1 тыс. человек, санитарные − 2258,5 тыс.; танков – 10,3 тыс. единиц, орудий и минометов − около 40 тыс., самолетов − более 7 тыс. единиц. Учитывая сложившуюся обстановку, 28 июля 1942 года Сталин в качестве наркома обороны подписал приказ №227, в котором говорилось:

«Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге и у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Части войск Южного фронта, идя за паникерами, оставили Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором.

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию. А многие проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама бежит на восток.

Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке. Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах.

Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам.

Каждый командир, красноармеец и политработник должен понять, что наши средства не безграничны. Территория Советского государства — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет теперь уже преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше − значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо, если не прекратим отступления, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.
Из этого следует, что пора кончить отступление.

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок Советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев, − это значит обеспечить за нами победу.

Можем ли выдержать удар, а потом и отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно, и наш фронт получает все больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов.
Чего же у нас не хватает?

Не хватает порядка, дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять Родину.

Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.
Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо, как с предателями Родины.
Таков призыв нашей Родины.

Выполнить этот приказ − значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи. Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

б) сформировать в пределах армии 3—5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.
Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах».

Как формировались штрафные батальоны и роты

26 сентября 1942 года заместитель наркома обороны генерал армии Г.К. Жуков утвердил положения «О штрафных батальонах действующей армии» и «О штрафных ротах действующей армии». Вскоре, 28 сентября за подписью заместителя наркома обороны СССР армейского комиссара 1 ранга Е.А. Щаденко издается приказ №298, в котором были объявлены для руководства:

«1. Положение о штрафных батальонах действующей армии.

2. Положение о штрафных ротах действующей армии.

3. Штат № 04/393 отдельного штрафного батальона действующей армии.

4. Штат № 04/392 отдельной штрафной роты действующей армии…».

Несмотря на то, что штаты штрафных батальонов и рот были четко определены соответствующими положениями, их организационно-штатная структура была различной.

Приказом №323 от 16 октября 1942 года, подписанном заместителем наркома обороны СССР Е.А. Щаденко, положения приказа №227 были распространены и на военные округа. Направлению в штрафные части в соответствии с приказом №0882 заместителя наркома обороны Е.А. Щаденко от 12 ноября подлежали и военнообязанные и военнослужащие, симулирующие болезнь и так называемые «членовредители». Распоряжением № орг/2/78950 Главного организационно-штатного управления Главного упраформа Красной Армии от 25 ноября была установлена единая нумерация штрафных батальонов.

Согласно директиве №97 заместителя наркома обороны Е.А. Шаденко от 10 марта 1943 года требовалось «после быстрой проверки немедленно направлять в штрафные части» бывших военнослужащих, которые «в свое время без сопротивления сдались противнику в плен или дезертировали из Красной Армии и остались на жительство на территории, временно оккупированной немцами, или, оказавшись окруженными в месте своего жительства, остались дома, не стремясь выходить с частями Красной Армии».

По приказу №0374 наркома обороны от 31 мая 1943 года предписывалось решением Военного совета Калининского фронта направить в штрафные батальоны и роты «лиц начальствующего состава, виновных в перебоях в питании бойцов или недодаче продуктов бойцам». Не избежали участи штрафников и работники Особых отделов. 31 мая нарком обороны Сталин по результатам проверки работы Особого отдела 7-й отдельной армии издал приказ № 0089, которым «за преступные ошибки в следственной работе» следователи Седогин, Изотов, Соловьев были уволены из органов контрразведки и направлены в штрафной батальон.

Приказом №413 наркома обороны Сталина от 21 августа 1943 года командному составу военных округов и недействующих фронтов было предоставлено право направлять военнослужащих в штрафные формирования без суда за самовольную отлучку, дезертирство, неисполнение приказания, разбазаривание и кражу военного имущества, нарушение уставных правил караульной службы и иные воинские преступления в случаях, когда обычные меры дисциплинарного воздействия за эти проступки являются недостаточными, а также всех задержанных дезертиров сержантского и рядового состава, бежавших из частей действующей армии и из других гарнизонов.

В штрафные формирования направлялись не только военнослужащие-мужчины, но и женщины. Однако опыт показал, что направлять в штрафники женщин-военнослужащих, совершивших нетяжкие преступления, нецелесообразно. Поэтому 19 сентября 1943 года начальникам штабов фронтов, военных округов и отдельных армий была направлена директива Генштаба № 1484/2/орг, которая требовала не направлять в штрафные части женщин-военнослужащих, осужденных за совершенные преступления.

В штрафные подразделения согласно совместной директивы НКВД/НКГБ СССР №494/94 от 11 ноября 1943 года направлялись и советские граждане, сотрудничавшие с оккупантами.

В целях упорядочения практики передачи осужденных в действующую армию 26 января 1944 года был издан приказ №004/0073/006/23, подписанный заместителем наркома обороны маршалом А.М. Василевским, наркомом внутренних дел Л.П. Берией, наркомом юстиции Н.М. Рычковым и Прокурором СССР К.П. Горшениным.

Приказом №0112 первого заместителя наркома обороны СССР маршала Г.К. Жукова от 29 апреля 1944 года в штрафной батальон сроком на два месяца был направлен командир 342-го гвардейского стрелкового полка 121-й гвардейской стрелковой дивизии подполковник Ф.А. Ячменев «за невыполнение приказа Военного совета армии, за оставление противнику выгодных позиций и непринятие мер к восстановлению положения, за проявленную трусость, ложные доклады и отказ от выполнения поставленной боевой задачи».

В штрафные части направлялись и лица, допускавшие беспечность и бесконтрольность, в результате чего в тылу гибли военнослужащие, например, согласно приказу наркома обороны И.В. Сталина, подписанному в мае 1944 года.

Практика показала, что при выполнении этого приказа допускались существенные нарушения, на устранение которых был направлен приказ №0244, подписанный 6 августа 1944 года заместителем наркома обороны А.М. Василевским. Примерно такого же рода приказ за №0935, касающийся офицеров флотов и флотилий, подписал 28 декабря 1944 года и нарком ВМФ адмирал флота Н.Г. Кузнецов.

В разряд штрафных переводились и войсковые части. 23 ноября 1944 года нарком обороны Сталин подписал приказ № 0380 о переводе 214-го кавалерийского полка 63-й кавалерийской Корсуньской Краснознаменной дивизии (командир полка гвардии подполковник Данилевич) в разряд штрафных за утерю Боевого знамени.

Формирование штрафных батальонов и рот осуществлялось не всегда успешно, как того требовало руководство наркомата обороны и Генерального штаба. В этой связи заместитель наркома обороны маршал Г.К. Жуков 24 марта 1943 года направил командующим фронтами директиву № ГУФ/1902, которая требовала:

«1. Сократить число штрафных рот в армиях. Собрать штрафников в сводные роты и, таким образом, содержать их в комплекте, не допуская бесцельного нахождения в тылу и используя их на наиболее трудных участках боевых действий.

2. В случае значительного некомплекта в штрафных батальонах вводить их в бой поротно, не ожидая прибытия новых штрафников из лиц начсостава с целью прикрытия некомплекта всего батальона».

В положениях о штрафных батальонах и ротах отмечалось, что постоянный состав (командиры, военные комиссары, политруки и др.) назначались на должность приказом по войскам фронта и армии из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Это требование, как правило, выполнялось в действующей армии. Но были и исключения из этого правила. Например, в 16-м отдельном штрафном батальоне командиры взводов нередко назначались и из числа искупивших вину штрафников. Согласно положениям о штрафных батальонах и ротах всему постоянному составу сроки выслуги в званиях, по сравнению с командным, политическим и начальствующим составом строевых частей действующей армии, сокращались наполовину, а каждый месяц службы в штрафных формированиях засчитывался при назначении пенсии за шесть месяцев. Но это, по воспоминаниям командиров штрафных подразделений, не всегда выполнялось.

Переменный состав штрафных батальонов и рот составляли военнослужащие и гражданские лица, направленные в эти формирования за различные проступки и преступления. По нашим подсчетам, пишет автор публикации, произведенным на основании приказов и директив наркома обороны СССР, наркома ВМФ, заместителей наркома обороны, наркомов внутренних дел государственной безопасности, определено около 30 категорий таких лиц.

Итак, в приказах и директивах наркома обороны и его заместителей были четко определены виды проступков, за которые военнослужащие и другие лица могли быть направлены в штрафные формирования, а также круг лиц, имевших право отправлять провинившихся и осужденных в штрафные части. Во фронтах и армиях также издавались приказы, касающиеся порядка формирования штрафных частей и подразделений. Так, приказом №00182 командующего Ленинградским фронтом генерал-лейтенанта артиллерии Л.А. Говорова от 31 июля 1942 года лица командного и политического состава 85-й стрелковой дивизии, явившиеся «основными виновниками невыполнения боевой задачи», были направлены во фронтовой штрафной батальон, а «младший командный и рядовой состав, проявивший трусость на поле боя», − в армейскую штрафную роту.

В изданной литературе приводятся различные сведения об оснащении штрафных батальонов и рот оружием и боевой техникой. Одни авторы пишут, что штрафники были вооружены лишь легким стрелковым оружием и гранатами, являясь «легкими» стрелковыми подразделениями». В других публикациях приводятся сведения о наличии в штрафных подразделения трофейного автоматического оружия, минометов. Для выполнения конкретных задач в подчинение командира подразделения штрафников временно придавались артиллерийские, минометные и даже танковые подразделения.

Вещевым и продовольственным снабжением штрафники обеспечивались согласно нормам, установленным в армии. Но, в ряде случаев, по воспоминаниям фронтовиков, были нарушения и в этом деле. В некоторых публикациях говорится о том, что в штрафных подразделениях отсутствовали нормальные взаимоотношения между постоянным и переменным составом. Однако большинство фронтовиков свидетельствует об обратном: в штрафных батальонах и ротах поддерживались уставные взаимоотношения, крепкая дисциплина. Этому способствовала хорошо организованная политико-воспитательная работа, которая велась на тех же основаниях, что и в других частях действующей армии.

По данным труда «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование», к концу 1942 года в Красной Армии насчитывалось 24 993 штрафника. В 1943 году их количество возросло до 177 694 человек, в 1944 году — уменьшилось до 143 457, а в 1945 году — до 81 766 человек. Всего же в годы Великой Отечественной войны в штрафные роты и батальоны было направлено 427 910 человек. Если судить по сведениям, включенным в Перечень №33 стрелковых частей и подразделений (отдельных батальонов, рот, отрядов) действующей армии, составленный Генеральным штабом в начале 60-х годов XX века, то во время Великой Отечественной войны было сформировано 65 отдельных штрафных батальонов и 1028 отдельных штрафных рот; всего 1093 штрафные части.

В том же труде «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование» утверждается: «Штрафные части Красной Армии существовали юридически с сентября 1942 года по май 1945 года». В действительности они существовали с 25 июля 1942-го по октябрь 1945 года, отмечает Владимир Дайнес. Например, 128-я отдельная штрафная рота 5-й армии участвовала в Харбино-Гиринской наступательной операции, которая проводилась с 9 августа по 2 сентября 1945 года. Рота была расформирована на основании директивы №0238 штаба 5-й армии от 28 октября 1945 года.

Использовать на наиболее опасных направлениях

Много спекуляций существует по поводу того, как использовались штрафные батальоны и роты, пишет автор публикации. Причем, наиболее расхожим является миф о том, что они служили своего рода «пушечным мясом». Это не соответствует действительности. Штрафные роты и батальоны в годы Великой Отечественной войны решали практически те же задачи, что и стрелковые части и подразделения. При этом они, как и предписывал приказ №227, использовались на наиболее опасных направлениях. Наиболее часто их применяли для прорыва обороны противника, захвата и удержания важных населенных пунктов и плацдармов, проведения разведки боем. В ходе наступления штрафным частям приходилось преодолевать различного рода естественные и искусственные препятствия, в том числе заминированные участки местности. В результате живучесть приобрел миф о том, что они своими телами «разминировали минные поля». В этой связи отметим, что не только штрафные, но и стрелковые и танковые части неоднократно действовали на направлениях, где находились минные поля.

В связи с тем, что штрафные формирования использовались на наиболее трудных участках фронтов и армий, они, как считают авторы труда «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование», несли большие потери. Только в 1944 году общие потери личного состава (убитые, умершие, раненые и заболевшие) всех штрафных частей составили 170 298 человек постоянного состава и штрафников.

Среднемесячные потери постоянного и переменного состава достигали 14 191 человек, или 52% от среднемесячной их численности (27 326 человек). Это было в 3-6 раз больше, чем среднемесячные потери личного состава в обычных войсках в тех же наступательных операциях 1944 года.

В большинстве случаев штрафников освобождали в сроки, установленные приказами наркома обороны и его заместителей. Но были и исключения, которые обусловливались отношением командования и военных советов фронтов и армий к штрафным частям. За мужество и героизм, проявленные в боях, штрафники награждались орденами и медалями, а некоторые из них были удостоены звания Героя Советского Союза.

Заградительные отряды

В первые дни Великой Отечественной войны руководители ряда партийных организаций, командующие фронтами и армиями принимали меры по наведению порядка в войсках, отступавших под натиском противника. Среди них, - создание специальных подразделений, которые выполняли функции заградительных отрядов. Так, на Северо-Западном фронте уже 23 июня 1941 года в соединениях 8-й армии из отошедших подразделений пограничного отряда были организованы отряды по задержанию самовольно уходящих с фронта. В соответствии с постановлением «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе», принятым Советом Народных Комиссаров СССР 24 июня, по решению военных советов фронтов и армий создавались заградительные отряды из войск НКВД.

Несмотря на принятые меры, в организации заградительной службы на фронтах имелись значительные недочеты. В этой связи начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г.К. Жуков в своей телеграмме №00533 от 26 июля 1941 года от имени Ставки потребовал от главнокомандующих войсками направлений и командующих войсками фронтов «немедленно лично разобраться, как организована заградслужба, и дать начальникам охраны тыла исчерпывающие указания». 28 июля издается директива №39212 начальника Управления особых отделов НКВД СССР, заместителя наркома внутренних дел комиссара госбезопасности 3 ранга B.C. Абакумова об усилении работы заградительных отрядов по выявлению и разоблачению агентуры противника, перебрасываемой через линию фронта.

Летом 1941 года в ходе боевых действий между Резервным и Центральным фронтами образовался разрыв, для прикрытия которого 16 августа был создан Брянский фронт под командованием генерал-лейтенанта А.И. Еременко. В начале сентября его войска по указанию Ставки нанесли фланговый удар с целью разгрома немецкой 2-й танковой группы, наступавшей на юг. Однако, сковав весьма незначительные силы противника, Брянский фронт не смог предотвратить выход вражеской группировки в тыл войскам Юго-Западного фронта. В этой связи генерал А.И. Еременко обратился в Ставку с просьбой разрешить создать заградительные отряды. Директивой № 001650 Ставки ВГК от 5 сентября такое разрешение было дано.

Эта директива положила начало новому этапу в создании и применении заградительных отрядов. Если до этого они формировались органами Третьего управления наркомата обороны, а затем Особыми отделами, то теперь решением Ставки было узаконено их создание непосредственно командованием войск действующей армии, пока только в масштабах одного фронта. Вскоре эта практика была распространена на всю действующую армию. 12 сентября 1941 года Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин и начальник Генштаба маршал Б.М. Шапошников подписали директиву №001919, которая предписывала иметь в каждой стрелковой дивизии «заградительный отряд из надежных бойцов численностью не более батальона (в расчете по одной роте на стрелковый полк), подчиненный командиру дивизии и имеющий в своем распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин». Задачами заградительного отряда являлись оказание прямой помощи комсоставу в поддержании и установлении твердой дисциплины в дивизии, в приостановке бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, в ликвидации инициаторов паники и бегства и др.

28 июля 1942 года, как уже отмечалось, издается приказ №227 наркома обороны И.В. Сталина, который стал новым этапом в создании и применении заградительных отрядов. 28 сентября заместитель народного комиссара обороны СССР армейский комиссар 1 ранга Е.А. Щаденко подписал приказ №298, в котором был объявлен штат отдельного заградительного отряда действующей армии.

Заградительные отряды в первую очередь создавались на южном крыле советско-германского фронта. В конце июля 1942 года Сталин получил донесение о том, что 184-я и 192-я стрелковые дивизии 62-й армии оставили населенный пункт Майоровский, а войска 21-й армии — Клетскую. 31 июля командующему Сталинградским фронтом В.Н. Гордову была направлена директива №170542 Ставки ВГК, подписанная И.В. Сталиным и генералом А.М. Василевским, которая требовала: «В двухдневный срок сформировать за счет лучшего состава прибывших во фронт дальневосточных дивизий заградительные отряды до 200 человек в каждом, которые поставить в непосредственном тылу и, прежде всего, за дивизиями 62-й и 64-й армий. Заградительные отряды подчинить военным советам армий через их особые отделы. Во главе заградительных отрядов поставить наиболее опытных в боевом отношении особистов». На следующий день генерал В.Н. Гордов подписал приказ №00162/оп о создании в двухдневный срок в 21-й, 55-й, 57-й, 62-й, 63-й, 65-й армиях по пять заградительных отрядов, а в 1-й и 4-й танковых армиях − по три заградительных. Одновременно предписывалось в двухдневный срок восстановить в каждой стрелковой дивизии заградительные батальоны, сформированные по директиве Ставки Верховного Главнокомандования № 01919. К середине октября 1942 года на Сталинградском фронте было сформировано 16, а на Донском − 25 заградительных отрядов, подчиненных особым отделам НКВД армий.

В ходе Сталинградской стратегической оборонительной операции (17 июля − 18 ноября 1942 года) заградительные отряды и батальоны на Сталинградском, Донском и Юго-Восточном фронтах задерживали военнослужащих, бегущих с поля боя. С 1 августа по 15 октября было задержано 140 755 человек, из которых арестовано 3980, расстреляно 1189, направлено в штрафные роты 2776 и штрафные батальоны 185 человек, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 131 094 человека.

В 1944 году, когда войска Красной Армии успешно наступали на всех направлениях, заградительные отряды использовались все реже и реже. В то же время в прифронтовой полосе они применялись в полной мере. Это было обусловлено возрастанием масштабов бесчинств, вооруженных грабежей, краж и убийств гражданского населения.

В труде «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование» отмечается: «В связи с изменением в лучшую сторону для Красной Армии после 1943 года общей обстановки на фронтах полностью отпала также необходимость в дальнейшем существовании заградительных отрядов. Поэтому все они к 20 ноября 1944 года (в соответствии с приказом НКО СССР № 0349 от 29 октября 1944 г.) были расформированы».

КМ.ру
Категория: Вспоминая былое | Просмотров: 254 | Добавил: Boris55 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2018
   Поиск

   Календарь

   Архив записей

   Друзья сайта

Бесплатный хостинг uCoz